Нелепости природопользования

Нелепости природопользования

Что, кроме бессмысленного роста нарушений, мог дать запрет охоты на зайца без гончих, введенный в 1982 г. на Новгородчине? А запрет лова рыбы удочкой на Севане? Он поставил в нелепое положение членов Армохотрыболовсоюза, открыл дополнительные лазейки браконьерам, но вот роль его в охране севанской форели крайне сомнительна.

Отдельно хочется сказать о ситуации, сложившейся в последние годы с летне-осенней охотой по перу в Московской обл. Члены обществ лишены права утиной охоты на территориях прудовых хозяйств производственного объединения «Мосрыбпром». Этот запрет, ущемивший интересы многотысячной армии охотников, существует лишь из-за настойчивости руководства объединения. Довод о том, что данная мера направлена на усиление охраны товарной рыбы, сеет только иллюзию этой работы. Да и разве можно огульно подозревать всех охотников в стремлении к воровству? Несостоятелен и «юридический» довод: территория государственного производственного предприятия не может использоваться для спортивной охоты. Раз так, то почему бы не прекратить охоту на землях лесхозов и совхозов? Думается, настало время коренным образом пересмотреть региональные правила охоты и рыболовства, устранив ненужные ограничения и исключив огромное число граждан из рядов невольных правонарушителей.

К сожалению, нелепости природопользования не ограничиваются региональными запретами. Безусловно, проще штрафовать охотников-туристов, но массовость этого рода нарушений не искоренить до тех пор, пока не будет возможности в Москве без особого труда приобрести путевку, скажем, в Архангельскую обл. Нам кажется сомнительной и природоохранная роль перевода угодий общего пользования в государственный резервный фонд. Сколько же охотников, которым в силу объективных причин сложно получить разрешения в органах охотнадзора, перешло в разряд браконьеров? Как писал профессор А.М. Чельцов-Бебутов (1982), «вред этой затеи переоценить трудно».

В последние годы на страницах охотоведческой печати появилось много публикаций, посвященных пушному промыслу. Их авторы единодушно подчеркивают бесперспективность «репрессивных» мер к функционерам «черного рынка», если эти меры не сопровождать коренными изменениями экономики и организации охотничьего хозяйства (Граков, Монахов, 1980; Краев, 1984; Лапсин, 1986; Бакеев, Монахов, 1986). Однако заметим, что и административные меры имеют здесь один неиспользованный резерв. Следовало бы предусмотреть в Правилах охоты (на основании изменения соответствующих нормативных актов) запрет не только на продажу, скупку и обмен шкурок ценных пушных зверей, но и изделий кустарного производства из них. Причем эффективность борьбы с этим злом можно было бы повысить, предоставив право наложения административных санкций органам охотнадзора (в настоящее время это компетенция административных комиссий). На наш взгляд, подобная корректировка административного права была бы особенно уместна.

Возможно, следует пересмотреть нормы лицензионного отстрела копытных. Разумно ли, например, недопромышлять лося, заведомо зная, что значительная часть зверей станет добычей браконьеров?

В печати много говорилось о неиссякаемом источнике браконьерства — многочисленной армии экспедиций и полевых отрядов, работающих в труднодоступных и отдаленных районах страны. Для урегулирования проблемы экспедиционного браконьерства, на наш взгляд, необходимо органам внутренних дел повсеместно изъять у экспедиционных отрядов все имеющееся ведомственное охотничье нарезное и гладкоствольное оружие. Исключение сделать лишь для отрядов, работающих по охотоведческой тематике, связанной с промыслом копытных и пушных зверей. Для решения вопросов котлового питания, научного отстрела птиц и обороны от медведей вполне можно довольствоваться личным охотничьим оружием. А для охраны документации и материальных ценностей более подходит кобурное оружие.

Министерству геологии, АН СССР, АМН СССР, Госкомлесхозу и другим организациям и учреждениям предусмотреть строгую дисциплинарную ответственность руководителей полевых отрядов и экспедиций, личный состав которых будет уличен в браконьерстве.