Установить охотпользователю госзаказ на основные виды продукции

Установить охотпользователю госзаказ на основные виды продукции

Чтобы улучшить охрану и использование животных целесообразно:

— ввести плату за аренду охотничьих ресурсов, установив ее размеры в зависимости от качества охотугодий. Угодья низкого качества передавать в пользование бесплатно. С введением арендной — отменить плату за лицензии. Лицензиями должен распоряжаться охотпользователь. Устанавливать охотпользователю госзаказ на основные виды продукции (мясо, пушнину), но не более 50% возможного объема добычй. А как реализовать, переработать всю прочую продукцию, должен решать сам охотпользователь;

— нормы, время, порядок добычи должны определяться охотпользователем самостоятельно, но, конечно, не без науки;

— выделять охотпользователям пахотные земли и сенокосы;

— обязать земле- и лесопользователей согласовывать с охотпользователем сроки и порядок применения средств химзащиты.

При решении этих и других проблем общества подойдут к съезду с более высокими производственными показателями.

В век бурного научно-технического прогресса многократно усилился антропогенный пресс на живую природу, в том числе и на животный мир. Всё ведет к обеднению животного мира. И за всеми этими многообразными проблемами как бы пропадает такой уже длительно действующий фактор, как браконьерство. Не секрет, что многие рассматривают его воздействие на животный мир как несущественное по сравнению, например, с химизацией или загрязнением природной среды. Однако на деле эхо далеко не так.

В 1986 г. органами рыбоохраны по всей стране было вскрыто около 270 тыс. нарушений Правил рыболовства. Только в РСФСР ежегодно вскрывается около 60 тыс. нарушений Правил охоты. Казалось бы, налицо высокая эффективность работы органов охотничьего и рыболовного надзора. Однако, за редким исключением, советские экологи и правоведы не пытались выяснить истинные размеры браконьерства. Но те редкие исследования, проведенные в отдельных регионах, рассеивают все иллюзии относительно результативности борьбы с браконьерством.

Так, на р. Ока в пределах Московской обл. вскрываемость незаконного сетевого лова рыбы не превышает 5% (Букварева и др., 1982). Доля нераскрытых случаев охотничьего браконьерства в Подмосковье достигает 99%, в Горьковской обл. — 99,9% (Кавтарадзе, 1982). Интересные данные приводит кировский охотовед Н. Краев (1984). За определенный период в Шахунском районе Горьковской обл. при незаконной добыче около 600 куниц был выявлен всего лишь один факт добычи одного зверька. Аналогичная картина сложилась в ряде районов Кировской, Костромской, Архангельской областей. В Томской обл. на каждые 110 незаконно добытых соболей выявляется лишь один.

Вряд ли у нас есть основания полагать, что столь печальное положение сложилось только в отдельных районах, где были проведены соответствующие исследования. А раз так — напрашивается вопрос: каковы же размеры ущерба, наносимого при столь чудовищном масштабе браконьерства?

Анализ имеющихся материалов дает весьма тревожную картину. Так, результаты исследований, проведенных научными сотрудниками и студентами биологического факультета МГУ, свидетельствуют, что лишь в южном Подмосковье браконьеры ежегодно вылавливают не менее 800 т рыбы, экономический ущерб при этом составляет около 4,5 млн руб. А вот данные по Рыбинскому водохранилищу: в 70-х годах промысловая добыча здесь равнялась 9 кг на га, тогда как браконьеры добывали S кг на га.

Сильно развитым браконьерством во многих регионах страны сдерживается увеличение поголовья копытных. Так, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке браконьерская добыча лосей составляет около 50% всего изымаемого поголовья. В районах Приамурья этот показатель для кабанов составляет 65—70%, изюбров до 87% (Кучеренко, 1975; Камбалин, 1984; Сицко, 1986).

Браконьерство отмечено как одна из причин снижения численности лося на Украине. Оно оказывает огромное воздействие на состояние популяций косули. Так, в Свердловской обл. браконьеры отстреливают до 10% всего поголовья (Киселев, 1979).